Иногда о талантливых людях, оставивших след в истории и подаривших исключительное культурное наследие, мы знаем лишь то, что пара строк той или иной известной песни принадлежит именно им. И то… «А, так это он поёт? А я и не знал (-а)». Да и нужно ли было это знать? По мнению актера Ачинского драматического театра Владимира Иноземцева – нужно. В рамках Лаборатории самостоятельных работ актёров Ачинского театра, где артисты пробуют себя в качестве режиссёров своих же драматургических идей, 31 января Владимир представит свой спектакль-концерт «Любо, братцы, любо» по песням и стихам Егора Фёдоровича Летова. Данная лаборатория направлена на дальнейшее развитие экспериментальной площадки театра, которая заработает с новой силой с улучшением эпидемиологической ситуации в стране.

– Можешь ли вспомнить, когда и как впервые узнал о Летове? Какое было впечатление? Если не сразу заинтересовался его творчеством, когда это всё же произошло?

Владимир Иноземцев: Честно говоря, не помню, когда впервые узнал о нём, в силу давности событий. Скорее всего, это был класс 10-11. Наше «знакомство» проходило ненавязчиво: сначала услышал одну песню – понравилась, затем последовала вторая, третья. Потом только узнал, что это Егор Фёдорович их поёт, как это часто и бывает. Я бы охарактеризовал погружение в его творчество немного рваным и постепенным, не было какого-то осознания вроде: «О, да это сам Летов, он ведь такой крутой чувак». Нет, всё было спокойно. Просто, слушая песни, понял, что у него целый большой опус всей этой истории. Это показалось интересным.

– Мог бы назвать себя его поклонником?

В.И.: Конечно! Творчество Летова уже прочно запало мне в душу. Поэтому и спектакль – о нем, и мне бы хотелось, чтобы о нем, как о талантливом человеке, узнало еще больше людей.

– Идея поставить именно такой спектакль принадлежит тебе. Она возникла сразу или были другие варианты? Почему ты захотел раскрыть именно эту личность?

В.И.: Обратиться к творчеству Летова решил сразу, как только узнал о том, что нам предлагают поставить самостоятельные драматургические отрывки. Я представлял, как идейно это выразить, ради чего, почему и зачем. Внутренний нерв Егора Фёдоровича, темы об отношении к простым людям, к нашим землякам, сибирскому народу, поднимаемые в его песнях, находят во мне отклик. Он нёс большую идею о том, что мы можем всё без исключения, нам под силу пройти через трудности и преодолеть любые преграды, чтобы в итоге найти своё «наивысшее я», в котором нет меркантильности и низких мыслей, ради чистого и светлого будущего. Мне хотелось бы, чтобы эта идея жила.

– Впервые ставил свой спектакль? Как ощущения? Что было сложно, а что доставило наибольшее удовольствие?
В. И.: Раньше были лишь организации каких-то творческих вечеров, своих концертов, а спектакль это мой первый. Процесс создания оказался очень интересен: подыскивать материал, наблюдать за рождением идей в своей голове, а ощущение, что его можно бесконечно дополнять и дополнять вовсе приводило в легкую эйфорию. Самое трудное – это объективно и адекватно оценивать себя со стороны. Ведь есть только ты и твои мысли, но очень нужен взгляд со стороны. В этом плане сложно переоценить помощь нашего художественного руководителя Артёма Терехина. Он, с высоты своего опыта, уточнил и разъяснил многие моменты, где-то даже отрезвил дельными замечаниями. Работа с этим человеком, как всегда, оказалась очень интересной. Одному работать трудно. Важна оценка с художественной точки зрения. Спрашивая мнение со стороны, я столкнулся с тем, что кто-то принимает всё, ему всё нравится, а кому-то не нравится ничего. Кто-то более опытен и компетентен, кто-то, возможно, менее. Но прислушивался ко всем, поэтому очень сложно было сориентироваться. Спасибо Артёму Владимировичу.
В процессе создания спектакля чем/кем вдохновлялся?
В.И.: О, ну это просто! Безусловно, творчеством Егора Летова. Прослушиванием его песен, кавэрами его песен, точнее, альбомом «Без меня». Это трибьют разных групп, от которого я и отталкивался, в первую очередь.
– Любимая песня Гр. Обороны? Почему она?
В.И.: Любимых несколько. Пожалуй, самой любимой назову ту, что является центральной в спектакле – это «Долгая счастливая жизнь». Она – в большей степени. По мелодике это, конечно, «Моя оборона» – у нее мощная энергетика, в плане вокала очень интересна. Нелюбимых нет. Чем-то они все хороши. Просто знаю, что у Егора записан и какой-то совсем, не побоюсь этого слова, треш. Это я не слушаю. Но концентрироваться на не любимом не стал бы.

– Бывает, что слушаешь песню и, хоть она не твоя, некоторые строки «попадают» в тебя. Есть ли какая-то особенная строчка/цитата из его творчества, которую ты бы примерил на свое мировосприятие?
В.И.: Определённо есть песни «Гражданской обороны», которые кажутся «обо мне», точно попадают под восприятие каких-то жизненных моментов. Нравится строчка «Сияние обрушится вниз и станет твоей судьбой», импонируют какие-то встречаемые образы, например «Небо как кофе». Их очень много. Хватает на каждый раз и на любой случай, в разные периоды жизни разные строки получают разную актуальность, и каждая песня в определённый период жизни звучит по-своему. Иногда его песни касаются лично меня, как приведенные выше примеры, а иногда соотносимы с обществом и его проблемами в целом. Например, «Мертвые не спорят – не бранят, не стреляют – не хамят». Учитывая многообразие песен Летова, мне кажется, каждый может встретить что-то интересное для себя. Если есть желание говорить о том, что происходит сейчас, можно вспомнить песню о противостоянии «Мы – лёд под ногами майора», но мне бы не хотелось касаться политики.
– Не раскрывая всех фишек спектакля, скажи, есть ли что-то из биографии Е. Летова(творческой или нет), чего зрители не увидят в «Любо, братцы, любо», но что произвело на тебя особое впечатление?
В.И.: Спектакль, конечно, ёмкий, несмотря на свою малую продолжительность. Но все же я касаюсь лишь малой части островка его творчества. Песен в спектакле, к сожалению, прозвучит тоже не столь много, поэтому, в первую очередь, хотелось бы, чтобы люди просто послушали его творчество. По началу, возможно, немного для кого-то и шокирующее. Многие современные исполнители перепевают песни Летова, поэтому, если оригинальный стиль исполнения не для вашего слуха, можно послушать иные вариации. Буду искренне рад, если постановка вдохновит зрителей на это.
¬ – Есть мнение, что Летов не столько музыкальный деятель, не столько панк-рок-исполнитель, сколько всё же мыслитель, интеллектуал. Как считаешь сам? Кто он для тебя больше: поэт или музыкант?
В.И.: Он позиционировался больше как поэт, об этом и сам он говорил, и я в спектакле упоминаю. У Егора Фёдоровича очень сильное слово, и от этого много исходит. Хотя должен сказать, что есть музыкальные обороты у него очень самобытные и достойные. В частности, это выявилось, когда играл симфонический Омский оркестр его композиции. Казалось бы, мелодика очень простая, но между тем, со вкусом – не скажешь, что это «три блатных аккорда – и погнали». У него, как мне кажется, были музыкальные задатки, нашедшие выражение и ставшие уникальными еще и за счет его интеллектуальности и начитанности. Но в первую очередь, он все же поэт широких взглядов, с глобальными мыслями и, как уже говорил, сильным словом. На мой взгляд, музыкант он уже второстепенно.
– Почему ты считаешь важным, чтобы ачинцы узнали, кто такой поэт и музыкант Егор Летов?
В.И.: Во-первых, он – свой, сибиряк. Его нестандартное мышление – это редкое явление даже для того времени, я не знаю среди его современников тех, кто столь же самобытно, разнообразно и интересно изъяснял свои мысли, отстаивал свою точку зрения. Он – редкий, хоть и простой человек, который жил идеями и не ставил никоим образом во главу угла свою личность, жил не славы ради. Мне бы хотелось, чтобы жизнь таких людей на Земле не была большой тайной: они среди нас, напрямую говорят нам (но может и намекают), что наши возможности не столь ограничены, как мы думаем, они расширяют привычные границы сознания и дают веру в свои возможности. Он словно говорит: «Ребята! Всё здорово, мы можем больше. Но это «больше» достигается порой сложными усилиями. Сложные условия могут ставить нам палки в колёса, но мы обретём себя, только когда преодолеем это. А мы это можем». Если проще, мне просто не хватает в современном музыкальном контенте интеллектуальности и духовности. Хочется, чтобы и зритель вспомнил или узнал о том, что делал Летов. Мыслительный процесс очень важен и нужен всем нам, может негативный порой, но пусть он будет. Я буду рад любой эмоции, для меня главное – содержание, которое имеет отношение ко всем нам, обычным людям, работающим на разных работах, по-разному живущим.
– Если бы довелось встретить Егора Летова вживую, что бы ты хотел ему сказать или спросить?
В.И.: Наверное, я бы просто хотел с ним поговорить на разные темы, пожать руку и оторваться на его концерте.
– Как думаешь, он пришел бы на твой спектакль?
В.И.: Думаю, не пришёл бы! Ещё бы сказал, что это вообще не нужная затея. :D

– Что пожелаешь зрителям перед походом на эту премьеру? Нужно ли как-то готовиться?
В.И.: Возможно, было бы лучше, чтобы зритель знал о Егоре Летове, что-то слышал из его творчества, не обязательно даже в оригинале. Но, с другой стороны, мне, конечно, была бы любопытна реакция человека, совершенно ничего не знающего о нем до похода на «Любо, братцы, любо». А если ответить однозначно: нет, готовиться не нужно, ведь все же мы стараемся делать материал доступным. Но если кто-то придёт готовым в той или иной мере, это тоже очень хорошо!