www.achdt.ru

Сегодня, 25 марта, работники культуры отмечают профессиональный праздник, а 27 марта – Международный день театра. Я решила посетить Ачинский драматический театр, поздравить актёров с праздниками и узнать о работе режиссёра-постановщика.
– Ну, эта лекция два дня займёт, – шутит Дмитрий Анатольевич Нуянзин, – но вкратце расскажу. Есть пьеса, написанная драматургом. Я читаю множество, миллионы уже написанных за тысячелетия пьес, от Древнего Рима, Древней Греции до наших дней. Выбираю произведение, провожу анализ, ищу тему, идею, которую я хочу в этой пьесе задекларировать для зрителя. Потом продумываю режиссёрский ход, замысел: через какую форму или какими сценическими средствами можно воплотить ту литературную идею, которую я усмотрел.
Но это ещё не всё. Потом режиссёр вместе с художником начинают искать визуальный образ и средства, с помощью которых можно выразить задуманное. Затем композитора нужно зара-зить идеей создания музыкального сопровождения спектакля, чтобы мелодия стала неотъемлемой его частью.
Наконец, приходит период, когда и художник, и композитор должны работать вместе. Все встречаются, обговаривают какие-то тонкости, приходят к единому мнению. Когда принято общее решение, которому подчиняется вся постановка, создаётся мини-спектакль: делаюся эскизы костюмов,  это всё просматривается, проигрывается, и тогда уже режиссёр выходит на совет театра, предлагает пьесу директору. А директор смотрит: нужно это театру или нет, будет ли это пользоваться спросом у зрителя, сколько потребует материальных средств, сколько займёт времени изготовление декораций… И лишь затем начинается технический процесс: пошив костюмов, запись фонограмм, создание декораций.
– В итоге, когда уже всё готово, начинается работа с артистами, – рассказывает Дмитрий Анатольевич. – Пробы, распределение ролей, общая читка пьесы. С актёрами мы разбираем каждый образ. Потом – второй период работы: в репетиционном классе с декорациями воссоздаём идею. Затем выходим на сцену, продолжаем закреплять идею, речевые, голосовые и физические окраски у персонажей… А на финальном этапе, когда всё это уже опробовано, выходим на генеральные прогоны. Артисты знают свои места на сцене, взаимоотношения своих персонажей. То есть это репетиционные спектакли в том виде, в котором их будет видеть зритель в день премьеры.
А сколько времени занимает вся подготовка перед тем, как выносится на обозрение директору?
– Бывает по-разному. Иногда это очень быстро рождается, иногда нет. В моей практике были такие спектакли, очень большие спектакли, где работа с художником занимала полтора-два года. Могло быть так, что создавалось произведение для определённого театра, определённой труппы, а директор смотрел и отказывался. И так первый, второй, третий театр… И только в четвёртом это могло найти воплощение.
Представляю, как это обидно, когда два года работаешь над пьесой, стараешься, а тебе запросто могут отказать.
А вы командуете, когда идёт репетиция?
– Конечно, я же основополагающий двигатель идеи. Ответственность за постановку несу я.
А на актёров ругаетесь?
– Это нужно поговорить непосредственно с актёрами. Бывает, скажешь актрисе: «И что ты стоишь?» – а она сразу в слёзы: «Почему вы кричите? Вы меня унижаете!» Все артисты поворачиваются, недоумевают: «Ты что, с ума сошла, что ли?» Работа есть работа, на войне как на войне, все средства хороши. Потому что важен результат, и, чтобы добиться определённых эмоциональных адекватных реакций артиста на сцене, мне нужно найти к нему подход. Упросить, убедить, заставить, взбодрить, разозлить – всё что угодно.
Двадцать второго апреля этого года Ачинскому драматическому театру исполнится восемьдесят лет, я поинтересовалась, будет ли театр как-нибудь отмечать сие событие.
– Конечно, театр будет праздновать, но насколько глобально и масштабно в наш финансовый кризис, пока не можем сказать.
Я знаю, что вы едете на фестиваль «Театральная весна Красноярья». Какие пьесы повезёте и какие надежды возлагаете?
– Тяжело говорить о надеждах, – вздыхает Нуянзин. – В последнее время у нас надежды всегда самые лучшие, и они умирают последними. Конечно, и гран-при, и призы за лучшие актёрские работы и лучшую режиссуру, как в прошлом году, получить бы за спектакль. Но каждый фестиваль как игра в карты: какие козыри выпадут и выпадут ли они? Сложно говорить, но едем всегда с амбициозными надеждами получить самые высокие награды. Представлять будем две премьеры, как настаивала дирекция фестиваля. Везём свою экспериментальную работу «На дне». Решение, предложенное режиссёром в этой постановке, не простое: спектакль начинается в фойе, плавно переходит в малый зал. Такая форма сама по себе была интересной для нашего зрителя и привлекла внимание дирекции фестиваля. А второй спектакль – для семейного просмотра. «Старая- старая сказка, но каждый рассказывает её по-своему», как написал Шварц. Это «Золушка». Пьеса Евгения Шварца по мотивам Шарля Перро. Её нельзя называть однозначно «сказка для детей» и нельзя сказать, что это сказка для тинейджеров или для студенческой публики. Посмотрим, что из этого выйдет на фестивале.
А нам остаётся только пожелать актёрам удачи и верить в победу «наших» во всех номинациях.

Театральная весна


25 Март 2015

Автор:  Юлия Талькова


  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • В закладки Google
  • Одноклассники
  • Яндекс.Закладки
  • БобрДобр
  • RSS
  • МоёМесто.ru
  • Blogger